Как перегоняли автомобили в 90-х: истории перегонщиков, которые смогли выжить

Когда на дворе кризис, нехватка новых автомобилей и дикие цены в автосалонах, Men Today вспоминает, чего стоило купить машину в первые годы существования нашего государства.

Как перегоняли автомобили в 90-х: истории перегонщиков, которые смогли выжить

В 1991 году, когда дефицит стал замещаться хотя бы подобием рыночных отношений, в новой стране под названием Россия начал зарождаться автомобильный бизнес. Некоторые россияне освоили профессию, позволяющую зарабатывать быстро и много. Хотя по-хорошему перегон автомобилей профессией назвать сложно, нас этому нигде не учили — коучей в этой сфере тогда не существовало.

Кто шел в перегонщики

Это скорее был вынужденный образ жизни, связанный с огромным для нее риском. В перегонщики зачастую шли простые молодые мужчины и женщины, еще недавно работавшие в НИИ, в ДОСААФ или еще в каком-нибудь учреждении с красивой аббревиатурой, некогда казавшейся стабильной и незыблемой.

Еще вчера они вели задушевные разговоры на кухнях, по выходным ездили на родительские дачи и за кефиром на молочную кухню. И вот они уже мчат по темной трассе, с опаской вглядываясь в неизвестность. Она может принести им хороший доход, на который можно купить собственную дачу или молочную кухню целиком. А может лишить абсолютно всего.

Men Today поговорил с тремя смельчаками, которые занимались перегоном машин, и узнал, насколько опасна была их деятельность (максимально), как им удалось пережить тот период без потерь (случайно) и с чем они столкнулись в те лихие времена (черт-те с чем).

Показательно, что из десяти человек, с которыми мы обсуждали возможность записи их воспоминаний для этого материла, трое отказались сразу, трое раздумали перед самой встречей, а один просто перестал выходить на связь. Надеемся, с ним все в порядке, и он, например, в момент звонка каждый раз был в лифте или летел в самолете.

Итак, слово отважным героям, вымышленные имена которых в целях безопасности заменены на настоящие. Или наоборот. Мы сами запутались. Погнали!

Роман

55 лет, Москва
Маршрут: Тольятти — Россия
Доход: $20–30 тысяч в месяц
Попадал в опасность: 2 раза

Приобрести машину в Тольятти в 90-е было проще простого. Приходишь на рынок, до горизонта заставленный «жигулями», — и покупай не хочу! Только вот выехать за пределы города или того же рынка — это целый квест. Все конторы, ведающие сбытом отечественного автопрома, были сплошь криминальными. Ребята делали рэкетирский бизнес и могли нахлобучить тебя прямо на стоянке.

Без лишних разговоров у тебя забирали деньги, ключи и документы, и домой ты возвращался не на новенькой «пятерке» или «девятке», а на троллейбусе. Но они сами себя сделали заложниками ситуации. Народ начал просто бояться покупать машины в Тольятти, пригоняя их из других городов. Абсурд, конечно. Чтобы ездить на машине, которую производят в твоем городе, тебе нужно съездить за ней в другой. Ну или шли еще дальше — пригоняли себе машины из-за границы. В общем, тольяттинская воронка продаж схлопывалась еще на подходах.

Шел 1995 год, и местные джентльмены, курирующие авторынок, стали более благосклонны к клиентам, гарантируя им безопасность в городе и на трассах в зоне их влияния. Главное правило — не останавливайся. Стоит только затупить, затормозить, зазеваться, машину тут же угонят, и жаловаться будет некому: тебя предупреждали. Если начнут прессовать на дороге по беспределу, нужно было ссылаться на какие-то имена. В случае если это не поможет — спокойно отдавай тачку, запоминай номера тех, кто наехал, их найдут и со всем разберутся.

У меня таких инцидентов не было, но от знакомых слышал, что нередко те, кто обещал обеспечить беспрепятственное передвижение, сами же потом нагоняли и требовали деньги. Причины выдумывали на ходу. Да и нужны ли какие-то объяснения, если парень с пистолетом утверждает, что ты что-то там где-то недоплатил? Работали мы по следующей схеме: на заводе договаривались с рабочими, которые покупали машины с полагающейся им скидкой.

Дальше ехали в ГАИ ставить на учет. Трудяга оформлял авто на себя, потом тут же снимал, там же перепродавал, суровые посредники в кожаных куртках брали себе разницу, а мы получали свежую «девятку». Можно перегонять в столицу или какой-нибудь другой город. Хотя как свежую. Почти у всех машин был недокомплект: то реле фар нет, то дворников, то заглушки какой-нибудь в салоне. Воровали жутко. И потом этими же деталями и приторговывали. Заодно впаривали музыку и сигнализацию. Потом мы нехило на этом наваривались, прибавляя к конечной стоимости два конца.

Но никакая сигнализация, конечно, не спасала, если вас уже пасли после выезда с рынка с пустым баком. Обратно никто вас не пустит, а на заправке уже поджидают ценители российского автопрома, готовые в любой момент у вас его экспроприировать. Пост ГАИ, который мог оказаться неподалеку, ничем не поможет — все его сотрудники были замазаны, так что рассчитывать на них не приходилось.

А вот пару-тройку раз приходилось уходить от погони. В какой-то момент появились автовозы, их охраняли и сопровождали, и перегонять машины из Тольятти в другие российские города стало бессмысленно. Риск большой, а толку нет. Многие переключились на немецкие иномарки — гоняли их московским коммерсантам. Поскольку я сейчас цел и невредим, рассказываю эту историю, как видно, все сложилось удачно, несмотря на все приключения.

Некоторые ребята рассказывали, что в них стреляли. Меня же история с перегонами научила не тратить время и не рассусоливать. Приехал — куда угодно, хоть на заправку, хоть на рынок, хоть на встречу, — сделал дела, поехал дальше. И, конечно, всегда нужно быть начеку.

Иван

53 года, Тамбов
Маршрут: Германия — Россия
Доход: $30–50 тысяч в месяц
Попадал в опасность: 1 раз

Я бывший спортсмен, всю жизнь занимался лыжами. Выигрывал городские соревнования, шел на Россию. Параллельно в 90-е занимался фарцой, перепродавал на рынке кроссовки Adidas: брал по 15 рублей, загонял по 150 Разбирали их в момент, денег было столько, что мне просто некуда было их тратить.

Но хотелось больше. Спорт забросил, уже было не до него. И тут подвернулся вариант перегнать «бэху» из Германии. Можно было сопроводить ее на пароме, но я решил до ехать своим ходом — так быстрее, при хорошем раскладе можно смотаться туда-обратно несколько раз.

И вот мы с товарищами собрались в колонну — кто на «мерсах», кто на «крузаках», я вот на этой «бэхе». Ехали через польскую границу. Там была жесть (но еще, как потом выяснится, не самая). Трясли нас по полной, по полтора часа обыскивали каждую машину, требовали то 50 долларов, то еще 100 долларов, то еще 200. И чем больше мы платили, тем быстрее проходила процедура осмотра.

Но тут появлялись новые доплаты! В итоге нам объявили, что за безопасность — с нас дополнительно по сотне. Мы возмутились, начали считать, сколько мы уже заплатили на ровном месте, и вообще были уверены, что на нас никто не будет нападать, ведь нас много, у нас биты и баллончики, у пары ребят были газовые пистолеты. Ну, дураки непуганые в общем.

Спустя час езды после границы мы попали. Нам перегородили дорогу несколько «опелей», на таран их взять никто из нас не решился, и пришлось остановиться. Ну а дальше — как в плохом боевике. Автоматные очереди (кстати, тогда я понял, что свист пули — это не фигура речи, а реальный звук, когда она проносится у тебя над ухом), руки в гору, мордой в асфальт.

Разговаривали налетчики по-русски — как оказалось, на трассах орудуют как раз в основном «наши». Эти ребята тоже хотели легких денег, но при этом не хотели особо заморачиваться. Зная, что через Польшу едет много русских перегонщиков, они организовывали банды, работали в связке с пограничниками и местными органами. Несмотря на то, что грабили вроде как своих, действовали очень жестоко. Среди них были бывшие и беглые заключенные, им терять нечего.

Тогда нас сильно избили, а потом часть наших ребят начали запихивать в свои машины. Наши тачки отогнали на обочину. Мне было не столько страшно, сколько интересно, что произойдет дальше. Как будто смотрел фильм — правда это было какое-то 10D, потому что боль от ударов и запах стреляного пороха я чувствовал очень отчетливо.

И вот тут вдруг все случилось как в кино — один мой товарищ признал в нападавшем бывшего сослуживца. Тот, по счастью, как я понял, оказался главарем шайки, приказал у нас забрать только деньги и ценные вещи, но оставить машины. Очень благородно. И очень кстати — почти у всех нас оказались заначки, вшитые в трусы, так что на бензин, чтобы доехать до места назначения, нам хватило. По итогу мы заработали по 500 или 700 долларов.

То приключение и риск остаться не просто без машины, но еще и калекой, нас не отпугнул. Мы еще много раз гоняли по той трассе, но уже были более учтивы с польскими таможенниками, научившись с ними торговаться. Кстати, в то же время некоторые из них диверсифицировали свой бизнес. Например, мой приятель разбил машину на трассе, сбыл ее на разборе, понял, что запчасти приносят хорошую прибыль, и стал заниматься их куплей продажей параллельно с перегонами.

Сергей

56 лет, Москва
Маршрут: Япония — Приморье
Доход: $15–25 тысяч в месяц
Попадал в опасность: 2 раза

У перегонщиков существовало две основные схемы. Ты заранее договаривался с клиентом, что пригонишь ему конкретный автомобиль: например, BMW 5-й серии в кузове E34, 1993 года выпуска с 2-литровым мотором, кожаным салоном и деревом. Так было проще и быстрее, но заработать много не получалось, потому что заказчик знал примерную стоимость запрашиваемого авто и накинуть большую маржу было не так просто. Но тут мы старались брать количеством и жить на обороте — крутанешься раз пять-шесть в месяц, и можно неплохо жить. Если выживешь.

Второй вариант — более отчаянный, но коммерчески выгодный. Ты ехал в Германию или в Литву, покупал популярную на тот момент в России машину, пригонял ее и ставил такую цену, на которую у тебя хватало фантазии и наглости. Реально можно было наварить 4–5 тысяч с одной тачки. Съездишь так три-четыре раза за месяц, набегает хорошая сумма.

География моих перегонов простиралась от Запада до Востока. Сначала я перегонял американские автомобили, который приходили по воде в финский порт Котка или немецкий Гамбург. Гнал в Москву, в Воронеж, в Нижний Новгород. Я помню еще дойчмарки (к доллару курс был где-то 1,5). Самый лютый участок — это триста километров от немецко-польской границы до Познани. Просто дорога смерти.

Это даже не дорога, а какая-то жуткая сплошная колея с резкими поворотами и изредка возникающими домами на обочинах. Ни разу не рисковал останавливаться в этих деревнях — выглядели они натурально как декорации к фильму ужасов. Только все было наяву. С налетчиками сталкивался близко пару раз. Оба раза на этом отрезке — отслеживали меня от границы.

Тогда гонял «бэхи». Один раз меня пытался оттормаживать микроавтобус с помятыми бортами (обгонял мою машину и резко-резко тормозил, прижимал к обочине). Я его то объезжал, то как-то выныривал в просвет между ним и обочиной, когда он меня оттирал. Так мы бодались минут пять, хотя казалось, что вечность, а в итоге я вписался в резкий поворот, газ в пол — и по прямой удрал. Вот именно из-за таких «нюансов» стоимость машины и умножалась на два от изначальной цены. Риск дело благородное и хорошо оплачиваемое!

Второй раз просто повезло. Я заправился, прыгнул в машину, стартовал, а следующего за мной водителя на машине с немецкими номерами уже взяли в оборот подъехавшие крепкие ребята. Я видел в зеркало, как они его разводят, но не осмелился вернуться и заступиться. Да и что бы я сделал? У меня бы просто забрали машину, и мы бы вдвоем с тем бедолагой топали до границы.

Говорят, что людей в прямом смысле раздевали, понимая, что деньги у них могут быть спрятаны в самых потаенных местах. Сам с таким не сталкивался. Оружия или каких-то минимальных средств самообороны у нас не было. Все забирали на границе. Там же, кстати, предлагали купить булыжник за 10 долларов. Тому, кто отказывался, он просто прилетал в лобовуху.

В тот период, когда я перегонял машины, я почти полностью попрощался со сном и более-менее нормальным рационом питания. Спал я по часу, остановившись в каком-нибудь населенном пункте под утро и поставив машину так, чтобы ее не было видно с дороги. На завтрак — растворимый кофе, запитый минералкой. И поехали. Раф на кокосовом молоке никто мне в кофейнях на трассе не готовил.

30 лет спустя

Сейчас, в 2022 году, младшему поколению эти рассказы кажутся байками. Да и нет особого смысла рисковать жизнью, когда огромный выбор любых машин доступен на Авито Авто. Сегодня онлайн-классифайды стали одним из самых эффективных каналов привлечения клиентов в сфере продаж и послепродажного обслуживания автомобилей.

Например, размещая автомобиль на «Авито Авто», клиент — как дилер, так и частник — получает стабильный объем трафика (в раздел «Транспорт» заходит около 56 процентов посетителей «Авито», или примерно 22,2 миллиона человек в месяц по всей стране).

Автомобили, перегоняемые из Европы, с каждым годом рассматривает все меньше автолюбителей. Во-первых, повышенные таможенные пошлины увеличивают стоимость пригоняемого автомобиля, и на такие машины сложно получить кредит. Во-вторых, рынок подержанных авто в России находится на высоком уровне, продолжая обгонять в динамике рынок новых авто в первом полугодии этого года. Конечно, еще остаются запросы на автомобили из Европы, но тут речь уже больше об эксклюзивных автомобилях, будущие владельцы которых понимают, за что они готовы платить.

Если рассматривать основные тренды на массовом рынке новых авто, то большинство продаж приходится на стандартную комплектацию, а значит, наиболее востребованными считаются самые доступные версии. На премиальном рынке основным трендом идет «разумная достаточность», то есть модели в средних комплектациях. На такие автомобили приходится треть продаж.

Традиционно на рынке новых и подержанных машин лидерами продаж являются такие марки, как Lada, Hyundai и Kia. Так, во втором квартале 2021 года аналитики «Авито Авто» выделили топ моделей на российском рынке подержанных автомобилей: несколько моделей Lada, Hyundai Solaris, Kia Rio, а также Ford Focus. На рынке новых авто, согласно данным АЕБ, эти модели также лидируют.

На сайте «Авито Авто» регулярно фиксируется высокий интерес к редким и дорогим автомобилям, которые представлены в России поштучно. Например, самыми востребованными из них на «Авито Авто» в июне 2021 года были такие модели, как Bugatti Veyron, Lamborghini Gallardo и Aventador, Chevrolet Impala. Сегодня, конечно, все немного изменилось.

Если рассматривать более массовый сегмент, то самый высокий интерес пользователей в последние месяцы до начала нынешнего кризиса вызывали Lada Priora и Samara, а также Mercedes E-class AMG, Mitsubishi Pajero Sport, BMW M5. Самыми непопулярными по результатам июня оказались Honda Venzel, Mazda CX-3, Toyota C-HR, Honda Insight и Infiniti QX-60.

С 1983 по 1987 год в СССР официально не ввезли ни одного иностранного автомобиля, в 1992-м границу пересекли 100 тысяч машин, сейчас в страну ежегодно поступает около 1/4 миллиона новых иномарок.

Кстати, за последний год в России, по данным экспертов аналитического агентства «Автостат», в два раза вырос рынок новых электромобилей (+95%), составив 0,1% от общих продаж. Продажи электрокаров с пробегом в России по итогам 2020 года также увеличились — на 119% по сравнению с 2019 годом, согласно данным «Авито Авто».

Технологии будущего вытесняют архаичный подход во всех сферах. И сомнительная романтика рискованных перегонов спустя три десятилетия уходит в прошлое.

 

источник

  • avatar
  • .
  • +20

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.