«Поражала реакция немок, когда мы заходили к ним в квартиру!»

Откровения ветерана о боях в Берлине


На этом изображении Герой Советского Союза капитан Степан Андреевич Неустроев 1922-1998. Изображение используется в качестве иллюстрации, статья о другом человеке.

Одессит Павел Борисович Винник воевал с 15-ти (!) лет. Город же в самом начале войны сразу попал в полукольцо, долго оборонялся. В Одессе создавали «истребительные батальоны», куда удалось попасть и ему, школьнику. Когда Одесса стала сдаваться, они морем эвакуировались в Николаев, а дальше — по суше, на Северный Кавказ.

Только под Моздоком их перевели в действующую армию. Виннику не хватало возраста, но он приписал себе годов и попал в 416-ю стрелковую азербайджанскую дивизию. И с ней я прошел до Берлина.

Когда немцев погнали их назад, снова пришлось вернуться и в Николаев, и в Одессу. Павел Борисович вспоминает, что ему запали в душу и очень помогли слова друга -сибиряка, помкомвзвода, старшины. Он однажды сказал:

«Я вижу, от чего ты всегда такой грустный. Жить хочешь? Дам совет: живи минутой. Не загадывай наперёд — дольше проживешь. А если начнёшь думать, внимание пропадает, и можно пулю получить».

И вот, когда они врывались в Кишинёв, откуда-то сбоку немецкий или румынский огнемётчик дал залп. И этот сибиряк попал под огнемёт.

«Потерять друга, да ещё так… Наступление в ходе Ясско-Кишиневской операции вообще было очень тяжёлым», — рассказывает Павел Борисович.

После взятия Кишинева они было пошли на Бухарест, но была дана другая команда, их погрузили в теплушки и вывезли под Ковель в Польшу.

Поляки, в отличие от молдаван, хорошо принимали, если что-то своё на стол положишь – консервы, тушёнку. «Ну, что пан, германа пойдём бить?» — «Пойдём, пан, пойдём!» — «А колхозы пойдём строить?» — «Ниц не разуме!» Это их так подкалывали. Колхозы они ненавидели, жили хуторами, имея свои куски земли и трясясь над ними.

На территории Польши был такой необычный случай. Власовцы послали своих парламентёров: за жизнь — откроют секрет фаустпатронов, и сдадут большой запас этого нового немецкого оружия. Наши согласились.

В роту прислали двух ребят-власовцев, и они обучали бойцов стрелять из фаустов.

«Но, когда ты воюешь из окопа, фаустпатроны не нужны. Вот среди домов, из засады, с близкого расстояния — это да»,- отмечает Винник. «Учителей»-власовцев забрали потом в лагеря. Но они, скорее всего, живыми остались.

В Польше ещё нарвались неожиданно на немецкие танки. Винник был в отряде автоматчиков, охранявших штаб. Увидел, как в суете с брички уронили ящик из-под мин, а в нём лежало знамя полка. Павел Борисович схватил это знамя и сохранил. За это я получил свою первую награду, орден Красной Звезды.


Павел Борисович Винник. Фото в свободном доступе.

При взятии Варшавы, в феврале 1944 года, он получил очень сильную контузию, после которой ходить и говорить смог только через две недели. А до этого лежал, как бревно, не мог собой владеть. Хорошо, в госпиталь не отправили, остался в своём подразделении

«Рота автоматчиков — в пехоте привилегированный род войск. Охрана штаба, связь с дивизией, почта, и так далее», — объясняет Винник.

Города немецкие были пустые. Жители, кто не бежал — прятались в подвалах. Входишь в дом — горячая кастрюля, а жителей нет. Они наших солдат боялись как чумы. Думали, что будем мстить.

Все современные журналисты спрашивают насчёт половых контактов, отмечает Павел Борисович. Но, по его словам, реакция немок, при входе в квартиру поражала многих бойцов:

«было так: забегаешь в дом — немки нас видят и сами ложатся и показывают, что готовы. Глупые, нам не до этого!»

«Так что враньё. Тогда русский человек был чистоплотный. У него не было цинизма. Тому поколению было присуще целомудрие. Очень было интересно посмотреть на обнажённую женщину, но можно очень застыдиться», — попытался объяснить ветеран.

Войну ему довелось окончить не в рейхстаге, а во Дворце Фридриха, напротив рейхстага. Уникальном по красоте, прямо музей!

Там уже они стояли и наблюдали, как немцы шли сдаваться колоннами на окраину города по определённым улицам, которые им отвели. На углах стояли наши автоматчики, немцы бросали оружие в кучу, и дальше шли без оружия.

Потом их вывели в город Цоссен, в 30 км от Берлина. Штаб гарнизона стоял в Белом озере: очень красивый, элитный район. Однажды произошло ЧП: пропало сразу 12 человек. Оказалось, там на территории бункер-конус на случай бомбёжек. Решив посмотреть что и как, они нашли галерею подземных ходов, которые вели до самого Берлина. Там были подземные военные заводы. И они там заблудились, и несколько дней выйти не могли.


Фото в свободном доступе.

Другая удивительная история – вдруг происходит скандал, обыск в штабе полка, — и арестовывают начальника штаба и двух писарей. В ящиках под документацией у них обнаружили 300 тысяч советских денег.

Оказывается, когда очередной караул нёс службу в банке, они вскрыли там хранилище наших денег: в картонных коробках, вывезенных с оккупированных территорий. Все набили вещмешки. Командир батальона, решив отличиться, положил 200 тысяч и послал как подарок в штаб армии. Это было его ошибкой!
 

  • avatar
  • .
  • +15

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.