«Спасение бельгийского принца в Антарктиде»: чем советские лётчики восхитили весь мир

В собрании государственного музея Арктики и Антарктики хранится картина художника Игоря Рубана «Спасение бельгийских ученых советским лётчиком Перовым. Антарктида. 16 декабря 1958 г.». На этом полотне запечатлено уникальное историческое событие, которое в разгар Холодной войны показало, что СССР и Запад – не враги друг другу.

«Король Бодуэн» подаёт сигнал SOS

Лётчик Виктор Перов в 1941 году был подбит в бою с немцами, затем участвовал в перегоне из Аляски самолётов по ленд-лизу. После войны продолжил работать на Севере. Уже как опытный полярный ас, Перов принял участие в Третьей комплексной советской антарктической экспедиции. В декабре 1958 года его самолёт Ли-2В с регистрационным номером «Н-495» должен был обслуживать новую станцию «Полюс Недоступности», устроенную советскими полярниками в уголке планеты, куда прежде не ступала нога человека.

Однако неожиданно на станции «Мирный» получил радиограмму от австралийцев со станции «Моусон». Те, в свою очередь, продублировали сообщение от бельгийской станции «Король Бодуэн», расположенной в 3100 км от «Мирного». «Пятого декабря одномоторный самолёт Бельгийской экспедиции вылетел в сторону Кристальных гор и не вернулся на базу, – говорилось в радиограмме. – О судьбе пилота и троих членов экспедиции ничего не известно».

Среди пропавших был сам руководитель бельгийской антарктической экспедиции – барон Гастон де Жерлаш. А за штурвалом самолёта находился его высочество принц Антуан де Линь. Хотя к королевской семье Бельгии полярник-аристократ отношения не имел, он был наследником знаменитого рода принцев де Линь, известного со времён Крестовых походов.

Кристальные горы – красивейший скалистый массив, расположенный примерно в 200 км от Берега Принцессы Рагнхилль. Бельгийцы посылали на поиски пропавших коллег вездеходы и собачьи упряжки но из-за ледовых трещин им не удалось далеко продвинуться. Американская база, имевшая необходимые самолёты, находилась слишком далеко – на противоположном конце Ледяного континента. Есть также версия, что американцы не согласились спасать коллег бесплатно. Вот и пришлось подданным короля Бельгии обращаться к противникам по Холодной войне.

 

Поиски

Советские полярники незамедлительно откликнулись на беду. Решение лететь на поиски принял лично командир авиаотряда Виктор Перов. С собой он захватил второго пилота Владимира Афонина, штурмана Бориса Бородкина, радиста Николая Зорина, а также бортмехаников Ерофея Меньшикова и Виктора Сергеева. Переводить речь иностранцев должен был биолог Виктор Макушок. 12 декабря борт «Н-495» вылетел в западном направлении.

«Уже в полёте из Москвы пришла радиограмма, «считать это задание как правительственное», что ободрило экипаж», – отмечает Андрей Болосов, автор книги «Полярная авиация России 1946-2014 гг.».

На станции «Моусон» отряд Перова произвел дозаправку. На борту самолёта уже имелось четыре бочки горючего, так что русские подготовились к длительным поискам. Дальнейший путь Ли-2В лежал к законсервированной японской станции «Сёва», а оттуда – к станции «Король Бодуэн» расположенной в 1660 километрах от «Моусона». Узнав от бельгийских полярников подробности происшествия и вновь дозаправив машину, Перов вылетел вглубь материка. Ориентиром для поисков служила гора Сфинкс.

У южной оконечности Сфинкса нашлись первые следы людей – теодолитная тренога и ящики. На одном из ближайших склонов обнаружился и самолёт Антуана де Линя, лежавший на левом боку. Как вспоминал Владимир Афонин, летательный аппарат «казался черным комариком на белом фоне» (по словам Виктора Сергеева, он был ярко-красным). Внизу были лишь голые скалы, так что Перов посадил Ли-2В поодаль. К пропавшему самолёту «Остер» советские полярники отправились пешком по льду.

Спустя два часа, достигнув цели, они поняли, что принц Антуан совершил неудачную посадку, повредив лыжу и сломав крыло самолёта. Внутри нашлась записка. В ней сообщалось, что бельгийцы оставались в самолёте с 5 по 10 декабря, ожидая помощи. Но затем они выдвинулись в направлении продовольственного склада экспедиции в горах Трилинген, в 130 км от места крушения.

Отряд Перова вернулся на станцию «Бодуэн» для заправки, а затем вновь вылетел на поиски – благо примерный район местонахождения группы де Жерлаша теперь стал известен. Несмотря на полярный день, видимость из-за погодных условий была невысокой. Лететь приходилось извилистым маршрутом, чтобы осмотреть максимальную площадь.

Вылет за вылетом не приносил результатов, а горючее заканчивалось. Тогда экипаж принял решение отклониться левее предыдущих маршрутов. Внизу нашлась палатка с брошенными вещами, но сами бельгийские полярники ушли уже далеко.

Спустя двое суток, буквально в последний момент, исход поисков определил счастливый случай. 16 декабря, в 1 час 47 минут бельгиец де Маре, летевший с Перовым, заметил внизу ещё одну палатку оранжевого цвета. По другой версии, честь обнаружения пропавших принадлежала бортмеханику Виктору Сергееву.

Виктор Перов посадил самолёт на снежное поле и вырулил прямо к палатке. Барон де Жерлаш, принц де Линь, геодезист Лоодтс и механик Юльсхаген находились внутри. По намеченному ими плану прошли лишь 65 км из 130. «Замученные и полумёртвые», по словам Перова, с содранными в кровь ногами, «потерявшиеся» полярники были безмерно благодарны спасителям.

У бельгийцев не было даже дымовых шашек, так что они мало верили в то, что их найдут. Интересно, что для Лоодтса это оказалась уже вторая судьбоносная встреча с русскими – в годы войны он попал в Освенцим, откуда его в 1945 году освободили бойцы Красной Армии. Советские полярники напоили бельгийцев сладким чаем и усадили их в самолёт.

В общей сложности принц Антуан и его спутники провели в ледовом плену 10 дней, причём в последнюю неделю они обходились почти без еды. Как рассказывал де Линь, он за это время похудел на шесть килограммов. Доставив спасённых на станцию «Король Бодуэн», Перов вернулся за их багажом. Спустя два дня самолёт Ли-2 вылетел через «Моусон» в «Мирный». Перов и его коллеги провели в воздухе 53 часа, преодолев за это время 11 тысяч километров.

 

Медные трубы

Подвигом советских полярников зимой 1958-1959 годов восхищался весь мир.

«Это доказывает ещё раз чувство долга, гуманность и жертвенность русского человека, сохранившего эти присущие русской натуре качества, несмотря на коммунистические эксперименты», – написал о случившемся белогвардейский журнал «Часовой». Оценили заслуги героев и в Москве.

Еще во время возвращения в «Мирный» отряду стало известно, что Никита Хрущёв наградил Перова орденом Ленина, остальных членов экипажа – орденами Трудового красного знамени, а переводчика Макушка – орденом «Знак Почёта». По мотивам драмы у Кристальных гор в 1962 году был снят художественный фильм «Закон Антарктиды».

Король бельгийцев Бодуэн направил правительству СССР телеграмму с выражением признательности за действия экипажа «Н-495». Не осталась Бельгия в долгу и перед Виктором Перовым. 8 января 1959 года король Бодуэн наградил советского лётчика высшей наградой своей страны – орденом Леопольда II. Другие члены экипажа тоже были представлены к бельгийским наградам.

Как рассказывала вдова командира авиаотряда Людмила Перова, её мужу даже предлагали поместье в Бельгии. Перов отказался от столь щедрого подарка. Но в Бельгии всё же побывал – в 1965 году он посетил принца де Линя в его замке Бель-Эй.

В 2001 году престарелому Виктору Перову бельгийцы дали ещё одну награду – крест командора Ордена Короны. Кроме того, он стал почётным гражданином Брюсселя. В честь спасителя потерянной экспедиции бельгийские полярники также назвали одну из гор в Антарктиде.

 

источник

  • avatar
  • .
  • +23

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.