Постмодерн-спик. Общество [равных] возможностей

Номер 1

Разберем простую с виду лексическую единицу «возможности». Проблематика тут состоит в том, что значение этого слова колбасит по всему видимому спектру. И есть основания думать, что оно уже заходит в инфра- и в ультрадиапазоны. И это делает его современным постмодернистским дискурсивным инструментом.

Физики и лирики часто не понимают друг друга, так как пытаются говорить на языке, которым равно мало знаком обеим. Каждый интерпретирует понятия по-своему, хотя у многих из них просто нет четко определенных значений на языке общения. Ближе всего к просветлению стоят поэты, которые и не пытаются достичь однозначности, а светят спектром значений и аллюзий. Поэтому-то поэта-то и понимают со всех сторон.

В простом математическом языке понятия «возможности» не существует. «Может» или «не может» — это неопределенность. И если не заглядывать в колодец квантовой механики, то в старой доброй науке такие ситуации подлежат обязательному разрешению.

Если существует ненулевая вероятность наступления события, то в переводе на человеческий язык можно сказать, что событие возможно. Возможность – это некоторая вероятность математически.

В языке же под словом «возможность» подразумеваются и очень высокие вероятности, и крайне низкие вероятности событий:

— Всегда есть возможность того, что на голову с крыши упадет кирпич.

— У меня появилась возможность взять двухлетний Опель за три копейки.

Видите, что «возможность» в этих примерах означает совершенно разное?

Также «возможность» весьма произвольно относится ко времени:

— Дорогие выпускники! Перед вам открываются все возможности: вы можете стать учеными, генералами, министрами…

Даже в лучшем случае, и если не вмешается тот кирпич, это будет очень не скоро. А Опель из прошлого примера можно получить уже сейчас.

Еще одно измерение понятия можно получить из рассмотрения его применения в военном деле. Интересно, что в этой самой продуманной из всех сфер человеческой деятельности слово «вероятность» практически не применяется. Зато «возможность» — одно из ключевых понятий. Военные далеки тут от математиков, хотя казалось бы должны быть далеки от нечетких значений языка. В вопросе поражения цели ракетой о вероятности говорят, но это лишь промежуточная ступень к определению «возможности» уничтожения: «Следует пускать сразу две».

Дело тут в том, что военные имеют как раз очень четкую дефиницию понятия. «Возможности» в военном деле – это ресурсы и ничто иное. Действия в военной сфере протекают в условиях крайней неопределенности и целенаправленного противодействия. Твердо рассчитывать тут возможно только на имеющие ресурсы и на предположения о ресурсах противника.

— Достаточно ли ресурсов для наступления с такими целями?

— Да, наступление возможно.

В качестве ресурсов рассматриваются все их виды. Не только конкретно материальные, но и время, скорость, география, мотивация людей, характер действий и прочее. Стратеги и оперативники подсчитывают эти «возможности». Прикидывают курс, по которому можно обменять один их вид на другой: заменит ли скорость марша недостаток снарядов?

Возможности – это ресурсы. В реальной  жизни чаще всего люди сталкиваются именно с таким решением. У одного в кармане 10 миллионов, у другого – три рубля. Оба имеют возможность купить квартиру.  Но у первого в наличии ресурсы, поэтому его «возможность» совсем другая, нежели чем у первого.

Вот такой минимум трехмерный массив скрывает одно слово. Это глубоко связано с темами, которые поднимались ранее.

 

«Любой и каждый». Там сравнивались именно возможности без расшифровки значения этого понятия. При отделении любого от каждого становится понятно, что сущность «возможностей» у этих категорий принципиально разная – и вероятности, и ресурсы, и протяженность.

«Право на свое мнение». Тут затрагивался вопрос «возможностей» влияния произвольного мнения на принятие решений. И более того, само «право» было сведено к «возможности» в общем случае. А именно право надо было подтверждать ресурсами – компетентностью и компетенцией. Обратите внимание, насколько здесь смешиваются понятия. Ведь я тут не вполне логичен:

— Право – это возможность, чтобы ему стать настоящим правом, надо иметь ресурсы… А возможность – это ресурсы, кроме еще нескольких определяющих зависимостей, которые...

Нет, я не запутался. Это само понятие такое.

Так вот. Ныне грядет Общество Возможностей. Их нам предоставляется всё больше и больше. И это реальность. Ведь мы можем позавтракать в Париже, а поужинать в Токио. А между тем «заработать» на бирже и «поговорить» в твиттере с сильными мира сего.

Но это и виртуальность. Из всего сонма «возможностей», которые вам как бы предоставлены, сколько вы сможете реализовать? У вас нет ни ресурсов, ни времени, ни хорошей вероятности опередить миллиарды подобных вам.

И это реальность! Возможность – лучший мотиватор в текущем арсенале после того, как посмертие сильно девальвировалось.

И это виртуальность. Множество людей пассионарны. Это их ответ на Общество Возможностей. Они с презрением отбрасывают подвешенные для них морковки «возможностей» и все свои силы устремляют на… на возможности для других?

Морали у меня для вас нет. Я не столь умен, чтобы сделать окончательный вердикт по поводу этого феномена. Но возможность стать поумнее у меня пока еще есть :)

  • avatar
  • .
  • +38

Больше в разделе

  • Материализм и идеализм — базовые понятия философии. Казалось бы, самые простые и ясные, которые разделяют мировоззрение на две большие части.

1 комментарий

avatar
Напомнило анекдот:
Одним бог дал крылья, другим пинок. И вроде все летят, но какие разные перспективы и ощущения!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.